Предполагаемый портрет В.В.Петрова.

История электрической дуги.

Начало

ДВЕ ЖИЗНИ АКАДЕМИКА ВАСИЛИЯ ПЕТРОВА

Продолжение

Предшественник Ома в открытии закона электрической цепи Далеко не всем известно, что широко распространенный в современной электротехнике термин «сопротивление» впервые на русском языке был употреблен В.В. Петровым для характеристики степени «противодействия», которое оказывает жидкое или твердое тело протекающему по нему току. Исследуя прохождение тока через различные жидкости (в том числе «растительные масла» и «винный спирт»), Петров подчеркивает, что, чем больше их электрическое сопротивление, тем большее количество «гальвани-вольтовской жидкости» (так он называл электрический ток) необходимо накопить, для того чтобы она смогла «пройти» через эти жидкости. Современному электротехнику хорошо известно, что для прохождения тока через вещества с большим сопротивлением необходимо повысить напряжение в цепи. Петровым также впервые было осуществлено параллельное соединение приемников.
Со школьной скамьи каждому известен один из основополагающих законов электрической цепи – закон Ома, установленный немецким физиком Г.С. Омом в 1827 году. Но далеко не все знают, что одним из предшественников Ома был Петров. Исследуя закономерности в электрической цепи, Петров еще в 1802 году, когда Ом был 15-летним юношей, установил зависимость электрического тока от площади поперечного сечения проводника. Ученый впервые обратил внимание на то, что действие батареи зависит от материала и толщины соединительных проводов. «Я заметил, – писал Петров в своей книге, – что при всех прочих одинаковых обстоятельствах происходит весьма великое различие в следствиях опытов, когда гальвани-вольтовская жидкость протекает по металлическим проводникам большего или меньшего состава (massa)» (курсив наш. – Я.Ш.). Кроме того, Петров установил, что при использовании более толстой проволоки имеет место «более сильное действие... и весьма скорое течение гальвани-вольтовской жидкости».
Иными словами, чем скорее движется «гальвани-вольтовская жидкость», тем большее количество электричества протекает через поперечное сечение проводника в единицу времени, а значит, тем больше ток в проводнике. То же самое означает выражение «более сильное действие». Следовательно, Петров не только установил зависимость тока от сечения проводника, но и определил характер этой зависимости. Однако никаких измерительных приборов в то время не существовало, и в основном о действии электрического тока он судил по интенсивности электролиза различных жидкостей. Спустя почти 20 лет к подобным выводам пришел и английский ученый Х. Дэви.
Характерно, что на родине Дэви впервые получила признание заслуга Петрова. Уже упоминавшийся ранее журнал «Science progress» писал: «Петров также открыл влияние размеров поперечного сечения
проволоки... он определенно установил, что... более толстые проводники более эффективны... предвосхитив этим закон Ома» (курсив наш. – Я.Ш.).
В.В. Петровым были проведены исследования электролиза различных жидкостей с использованием более десятка разных электродов: железных, оловянных, свинцовых, серебряных, золотых, графитовых и др. Эти опыты позволили выявить электропроводность различных жидких и твердых материалов.

После долгого забвения
Последние два десятилетия жизни В.В. Петрова совпали с годами жесточайшей реакции царского правительства в области просвещения. Возглавляемый с 1815 г. Александром I «Священный союз» – союз царей против народов и революций в Европе вылился в России в борьбу с университетами как «рассадниками вольнодумства, философского и политического свободомыслия». В развивающейся науке господствующие классы видели угрозу самодержавию. Последствия реакции в наибольшей степени сказались на положении естественных наук.
Василий Владимирович Петров, непокорный, настойчивый, правдивый, всегда имевший свое мнение и не желавший быть «ученым» лакеем реакционного Министерства просвещения, смело выступил в защиту интересов отечественной науки. Это вызвало резкое отношение к нему со стороны графа С. Уварова – одного из вдохновителей реакционной политики правительства в области просвещения, президента Академии наук, а позднее и министра просвещения.
На все просьбы ученого выделить средства для приобретения новейшего оборудования для физического кабинета Уваров отвечал отказом, любые прогрессивные начинания академика демонстративно отвергались. В знак протеста В.В. Петров отказывается явиться на похороны императора Александра I, после чего он отстраняется от руководства физическим кабинетом, его труды запрещают печатать и за год до смерти престарелый больной ученый увольняется из Медико-хирургической академии. По указанию Уварова имя Петрова не должно было появляться в научных трудах и в учебниках физики. Многие его рукописи не сохранились, затерялась могила на Смоленском кладбище в Петербурге, не осталось и достоверного портрета ученого.
Постепенно имя Петрова было забыто, целое поколение физиков ничего не знало о трудах ученого. И только в 1886 году, спустя более
полувека после смерти Василия Владимировича, студент Петербургского университета А. Гершун, впоследствии известный ученый в области оптики, будучи на каникулах в г. Вильно, случайно нашел на одной из полок публичной библиотеки небольшую по формату книжку с удивительным названием. Это был всеми забытый труд В.В. Петрова «Известие о гальвани-вольтовских опытах...». Потрясенный его содержанием Гершун привез в Петербург книгу, вызвавшую огромный интерес среди ученых. Уже в 1887 году в журнале «Электричество» публикуется статья о замечательном труде Петрова, об открытии им электрической дуги.
Благодаря выступлениям на электротехнических съездах и конференциях, публикациям в различных научных изданиях петербургским ученым-электрикам удалось со всей полнотой раскрыть огромную роль В.В. Петрова в развитии отечественной физики и электротехники. Была найдена заброшенная могила ученого и восстановлен памятник.
История с портретом Петрова напоминает небольшой детектив. Прошло более 75 лет после смерти ученого, но его достоверного портрета найти не удавалось: личный архив Петрова был утерян, а в архивах Московского университета и Академии наук в Ленинграде ничего не сохранилось.
И вдруг сенсация: в 1952 году в запасных фондах Государственного Эрмитажа был обнаружен небольшой акварельный портрет человека, стоящего у стола, на котором располагались какие-то физические приборы. Вскоре в «Литературной газете» появилась статья «Ценная находка», автор которой утверждал, что найден портрет Петрова. Затем в нескольких журналах и газетах появились статьи с изображением портрета. Однако авторы публикаций расходились во мнениях: часть из них не соглашались с тем, что это действительно портрет Петрова.
После тщательного изучения материалов специально созданная Комиссия из авторитетных ученых, историков физики и техники пришла к выводу, что доводы о том, будто найден портрет Петрова, недостаточно обоснованны. Это мог быть портрет неизвестного вельможи, не имевшего отношения к науке, но занимавшегося модными в те времена опытами с электричеством с целью развлечения. Тем более, удалось установить, что на столе изображена часть электростатической машины и лейденская банка – таких приборов было очень много в господских домах Петербурга и
Москвы.
Изображенный на портрете человек с невыразительным равнодушным лицом, с пухлыми, почти детскими ручками совершенно не похож на представляемый нами облик ученого – человека с волевым, мужественным лицом, сильными крепкими руками, которыми создавались многочисленные приспособления и устройства для проведения экспериментов. Только такой энергичный, целеустремленный человек сумел, несмотря на материальные трудности и препятствия, создать один из лучших физических кабинетов и сделать выдающиеся открытия, на многие десятилетия опередившие его время. Можно только представить, что пережил ученый, когда ему удалось получить электрическую дугу и из окна своей лаборатории осветить ночную набережную Невы. Так что портрет
В.В. Петрова пока еще остается одной из интереснейших историко-технических загадок.
Научный подвиг и трагическая судьба ученого заинтересовали известного писателя Даниила Гранина, издавшего в 1968 году повесть с
характерным названием «Размышления перед портретом, которого нет».
В 1935 году было принято Постановление Президиума ВЦИК «В ознаменование столетия со дня смерти первого русского электротехника В.В. Петрова». Его имя было присвоено ряду учебных заведений, учреждены именные студенческие стипендии, в доме на Васильевском острове, где жил Василий Владимирович Петров, была установлена мемориальная доска. Кроме того, было принято решение об издании трудов о научной деятельности
В.В. Петрова. Так начиналась «вторая жизнь» ученого.
И чем глубже мы познаем роль электричества в жизни человечества, тем с большим уважением вспоминаем тех, кто стоял у колыбели электротехники и своими трудами приблизил триумф современной науки и техники.

Автор: Шнейберг Ян
Журнал Connect

Club vulkan com - с чего лучше начать.
Сайт управляется системой uCoz